» Шайя ЛаБеф: "Я канализационная крыса, пробившаяся в актеры"

Шайя ЛаБеф: "Я канализационная крыса, пробившаяся в актеры"

Шайя ЛаБеф:
Актеры Шайя ЛаБеф и Дэйн ДеХаан, сыгравшие двух друзей в криминальной драме Джона Хиллкоута "Самый пьяный округ в мире", ответили на вопросы журналистов. Выдержки из интервью читайте ниже.


Вы читали книгу Мэтта Бондуранта, которая легла в основу экранизации фильма?
Шайя ЛаБеф: Я читал книгу до того, как получил сценарий, а Дэйн, насколько я знаю, читал ее уже после. 

Вам понравилась ее адаптация?
Шайя ЛаБеф: Мне – очень! Минимальным изменениям подверглись вещи, касающиеся возраста, и в основном это было связано с кастингом. Вся глубина, смысл, чувства, описанные в книге, остались неизменными. 

Шайя, что вы делали, чтобы оживить своего героя?
Шайя ЛаБеф: Ну, многое было на страницах книги. Этот невероятный роман, был превращен в невероятный сценарий Ником Кейвом, и нас окружали невероятные актеры. Поэтому трудно было не принять подачу, я так думаю. 


История, описанная в романе, основана на реальных событиях. Осознание этого помогает в работе?
Шайя ЛаБеф: Однозначно. Для актеров важен уровень осведомленности и заинтересованности. Поэтому, если ты знаешь, что какое-то событие имело место, то твое дело изучить детали и положиться на эти знания при работе. 
Дэйн ДеХаан: Это не просто реальная история, это история о легенде.

Как вам обоим удалось наладить контакт настолько хорошо, что ваша дружба, связь друг с другом смотрятся невероятно естественно на экране? 
Дэйн ДеХаан: Решением этой задачи мы занялись в первую очередь. Мы с Шайей отправились на машине из Лос-Анджелеса в Джорджию и провели вдвоем три дня, пытаясь узнать друг друга лучше и завязать дружбу. Очень важно было установить контакт в реальной жизни, чтобы на экране мы выглядели естественно. 
Шайя ЛаБеф: Поскольку мы были, типа, новобранцами в такой звездной команде, как наша, это, я думаю, придавало нам сил. Всегда был парень, к которому, если что, можно было обратиться: "Слышь, я не знаю, как это сделать. Похоже, ничего не выйдет". Я всегда мог посмотреть на Дэйна и получить ответ: "Нет, выйдет". Он был моим напарником в команде, и нам обоим это было нужно. И хотя речь в фильме идет о семье, в семьях тоже бывают команды. 

Вы видите параллели между временами Сухого закона и проблемой наркотиков в наши дни?
Шайя ЛаБеф: Мы на полпути к запрету марихуаны и метамфетаминов. Война по борьбе с наркотиками терпит неудачу, субсидируя тем самым большую войну в Мексике. То же самое мы сделали с Аль Капоне. Алкоголь обеспечил его оружием, а мы сейчас покупаем парней для картелей. 


Шайя, по-вашему, до какого возраста должен быть запрет на покупку алкоголя? И еще, вы помните, когда впервые попробовали спиртное?
Шайя ЛаБеф: Я думаю, это странно, что у тебя есть возможность предоставить свое тело армии, а попробовать глоток алкоголя – нет. Это, еще раз повторюсь, странно. В других странах, все по-другому, в основном, примерно так: "Если ты достаточно взрослый, чтобы решать, что тебе делать со своей жизнью – жить или умирать – тогда ты, вероятно, можешь определить, стоит ли тебе употреблять спиртное". Наша страна до сих пор придерживается традиций Христианства в этом вопросе, которые еще работают в Америке, и я считаю, что это глупо. Свой первый глоток я сделал с ведома отца. Мне было лет 14, мы сидели с ним и смотрели какой-то вестерн. Я спросил: "Папа, что ты пьешь?" И он мне сказал: "Попробуй!" 

Ваш герой идет и покупает новый костюм с первого большого заработка. Вторая его покупка – новая брендовая машина. Что вы купили на свой первый солидный гонорар, и каким был ваш первый автомобиль?
Шайя ЛаБеф: У моей матери долгое время был подержанный фургон без окон. Когда я получил первые деньги, я купил ей машину с окнами, и это было здорово. Моим же первым автомобилем был Вольво 86-ого года, который я купил за 500 баксов на аукционе в моей церкви. Потом я вбухал еще 10 тысяч долларов, чтобы в машине была стереосистема и телевизор. Это был самый нелепый Вольво на свете, но у меня прежде никогда не было денег, и у меня поехала крыша. 

Дэйн, было ли что-то, во что вам пришлось вникать, чтобы понять человека, жившего в другую эпоху? 
Дэйн ДеХаан: Я думаю, ключ к пониманию того, кто есть кто, заключается в том, чем занимается человек. Когда я получаю сценарий, я сразу записываю на листке все то, что делает человек по сценарию. Он пьет кофе? Он делает это? Он делает то? Отлично, он ремонтирует машины. Круто. Он живет в гараже. Кто этот человек? Время, о котором идет речь, может дать вам информацию о том, кто ты есть, но на самом деле, суть не во времени. Суть в том, каков у тебя род занятий. 


Шайя, все в фильме, кроме вас, носят шляпы, подобные той, которую носил Индиана Джонс. Вы поступили так намеренно? 
Шайя ЛаБеф: Нет. Я больше не высказываюсь об Индиане Джонсе. Мне нравился проект, когда я в нем работал. Для меня всегда важно мое первое и последнее посещение съемочной площадки. Я не отношусь хуже к "Индиане Джонсу" или "Трансформерам". Просто изменилось восприятие. Если вы спросите 18-летних ребят, чего они хотят в жизни – Трансформеров или Ларса фон Триера, они, вероятно, склонятся в сторону Трансформеров. Если же вы зададите тот же вопрос 26-летним молодым людям, они, возможно, выберут Ларса фон Триера. Так и в моем случае: изменился я, изменились и мои предпочтения. 

А где та шляпа, которую вам подарил Харрисон Форд?
Шайя ЛаБеф: В моей библиотеке.

Гэри Олдман сказал, что он появился на площадке, когда все остальные были уже довольно измотаны съемками. Насколько тяжелым физически был для вас съемочный процесс? 
Дэйн ДеХаан: Когда Гэри появился на площадке, Шайя и я, мы оба, испытали благоговейный страх. Шайя к тому времени работал над фильмом дольше меня. Устал ли он до черта? Да. Работал ли он до седьмого пота? Да. Но когда появился Гэри Олдман, выглядели ли мы младенцами с осознанным взглядом? Абсолютно! 
Шайя ЛаБеф: Я помню, как Гэри Олдман работал. Мы его фанаты. Это же гребаный Гэри Олдман! Мы были просто в отключке. К концу дня мы все равно фанаты кино, и от этого никуда не деться. И даже не стоит пытаться. 

Вам удалось выяснить, каков был на вкус самогон, который гнали в те времена? 
Дэйн деХаан: Ага. Мы гнали его в месте, где его гонят до сих пор, в богом забытой глуши. Многие думают, что самогон запрещали из-за Сухого закона, но он до сих пор находится под запретом. Его и в наши дни гонят в глухомани, он считается необлагаемым налогом алкогольным напитком, и производят его тайно. Мы сумели встретиться кое с кем, кто его гонит, и это было волнительно. Это были такие типы, что если бы мы выглядели и вели себя на экране, как они в жизни, вы бы сказали, что такого не бывает, и мы переигрываем. 

Шайя, что для вас важнее: независимое кино или большие франшизы? 
Шайя ЛаБеф: Было бы чушью сказать: "Деньги – ерунда". Но я никогда не занимался этим только ради денег и никогда не подписывал контракты из-за денег, никогда. Деньги никогда не были важны для меня. Я родом с помойки. Я канализационная крыса, которой удалось пробиться в актеры. Мне не интересны деньги, и не были интересны никогда. Деньги приходят с такими проектами, как "Трансформеры", но если бы мне тогда сказали: "Ты будешь сниматься, но сниматься бесплатно", я бы согласился. "Трансформеры" для меня были важной вехой в жизни, и помимо денег. Майкл Бэй для меня 18-летнего был богом. Поэтому я не отрицаю все, что было. Нет никакой великой стратегии. Моя впечатлительность толкает меня в определенном направлении. Другими актерами овладевают иные душевные порывы. Вот и все. Мне кажется, это так просто. Так много переменных величин, которые я не в силах контролировать. Лично я подписываюсь на фильмы, которые хотел бы посмотреть сам.
  • Вернуться
  • Жалоба
  • FAQ
Всего комментариев: 0
avatar